На главную   
 Сделать стартовой   
 В избранное   
 Карта сайта   
 Форум   
 Вопрос-ответ   
  +7 (495) 64-888-77    
  ICQ 361-030-690    
  info@top-land.ru    
На главную
читаем на TOP-LAND

«Я стараюсь не создавать себе легенд»
Интервью с дизайнером Максом Кибардиным.

Он — первый русский дизайнер, работающий для итальянского бренда Furla. Он живет и работает в Милане, а в Москву приехал для того, чтобы лично представить созданную им коллекцию обуви. Корреспонденту Weekend РБК daily ЕКАТЕРИНЕ БЕРНОВСКОЙ дизайнер МАКС КИБАРДИН рассказал о том, что служит для него вдохновением и чем отличается его самостоятельное творчество от сотрудничества с именитым брендом.

- Как вы пришли в дизайн?

- Натуральный эволюционный процесс. Сначала мне казалось, что приход в дизайн был неким метанием и поиском себя. Но сейчас, возвращаясь назад, я вижу, что все это было закономерным накоплением опыта и имело свой смысл. Я получил российское образование, а оно, как известно, позволяет развиваться в самых разных направлениях. Затем я попал в моду, поработал как модель, посмотрел на то, что происходит в этом бизнесе. А потом уже нашел свое собственное место и выучился на дизайн.

- Почему именно дизайн обуви?

- Это стечение обстоятельств. Я учился на fasion-дизайнера одежды, а когда начал искать себе стажировку, то вместо стажировки мне предложили работу в качестве дизайнера обуви. Естественно, я не знал, умею я рисовать обувь или нет, потому что это абсолютно другое направление в моде, нежели одежда. Я попробовал, и мне понравилось. Скорее всего в моих рисунках одежды всегда прослеживались какие-то четкие линии, так как я учился на строительного конструктора в университете. Естественно, у нас было много черчения архитектуры и различных конструкций. Мои рисунки одежды были слишком четкими, то есть такими, которые характерны для обуви. Тем не менее любовь к одежде у меня сохранилась.

- Как началось ваше сотрудничество с брендом Furla?

- Я живу и работаю в Милане. И профессионально вырос в этом городе. Там в 2006 году проводился конкурс Who is the next?, на котором у меня была возможность представиться и показать, что я умею делать. После этого обо мне узнали в Furla. Мы встретились с владельцами фирмы, и для начала они предложили мне поучаствовать в работе модной лаборатории Talent Hub, где четыре молодых интернациональных дизайнера создали свои мини-коллекции. Моя называлась Max Kibardin for Furla. После чего наши отношения продолжились, и я сделал для них первую коллекцию Furla.

- А собственная линия?

- Помимо моего сотрудничества с Furla, у меня есть и собственная линия Max Kibardin, которая продается в лучших магазинах мира — в США, Японии. Так что у меня довольно много собственных коллекций.

- Что для вас интереснее — работать самостоятельно или же со знаменитым брендом?

- Furla для меня — очень большое обязательство и очень ответственный труд, потому что это большая компания, у которой 250 магазинов по всему миру. И я должен сделать коллекцию, которая не банальна и в принципе должна быть продаваемой. То есть я не могу сделать что-то сумасшедшее, потому что это автоматически закупается большими партиями. Это очень большая ответственность. А в своей коллекции я могу выразить себя как креативный дизайнер, могу сделать что-то совершенно непродаваемое. Здесь у меня есть свое окно, где я могу вздохнуть как артист и делать то, что мне нравится. А потом уже перенести этот опыт на модели для Furla.

- Чем вы вдохновляетесь?

- У каждого человека есть определенный набор каких-то культурных пристрастий: музыка, живопись, кино. Мне, например, очень нравится старое итальянское кино. Кроме того, я постоянно просматриваю те коллекции, которые делают другие модельеры, чтобы знать, что сегодня происходит в моде и, самое главное, чего в ней сегодня не хватает. Именно этот «дефицит» и нужно восполнять. Это практический, но необходимый подход к моде. С другой стороны, в моих моделях всегда может быть какой-то отклик прошлого. Например, когда хочется чего-то тонкого и изящного, я обращаюсь к стилю 60-х. Мне нравится Олег Кассини, могу что-то «подсмотреть» у Пако Рабанна.

- Считаете ли кого-нибудь из известных дизайнеров легендой?

- Всех и никого. Я стараюсь не создавать себе легенд.

- Как вы проводите свое свободное время?

- У меня его нет. Я же молодой дизайнер, и мне надо очень много работать.



Источник: weekend.rbcdaily.ru
 отправить ссылку другу   Обсудить на форуме
Столичные обуватели
Кто и зачем забрасывает ботинки на провода?

Аккуратно связанные шнурками, они раскачиваются над нашими головами поодиночке и целыми группами. Они — это кеды, кроссовки и прочая обувь, какими-то шутниками закинутая на телефонные и электрические провода на улицах города. Никто не видит, как они туда попадают, но факт налицо: практически в каждом районе Первопрестольной с кабелей свисает как минимум одна пара ботинок, причем в приличном состоянии.

Для чего висят все эти кеды и кто их туда забрасывает? “МК” проверил самые достоверные версии столь странного явления.

В моем дворе на Пресне пара довольно стильных кед, связанных шнурками, появилась на проводах ранней весной. Поблескивая “звездами” — символом известной марки — они болтались над детской площадкой, которую облюбовали для сборищ местные тинейджеры. К ним-то я и обратилась в надежде разгадать секрет появления новшества. Молодежь бросила недоуменные взгляды сначала на меня, потом на небо и пожали плечами: “Не наше”.

Но явление это — не просто баловство, а некий ритуал, который с недавних пор гордо именуется новой субкультурой. Имеет оно и вполне конкретное название — шуфити (от англ. “shoefiti”), или обувное художество. А термин был придуман одним из поклонников необычного обувного искусства всего лишь три года назад. Ничего сложного в набирающем обороты движении нет: связываешь ботинки шнурками, как следует размахиваешься и закидываешь их на провода. Новичкам лучше посторониться: с непривычки трофеи наверняка прилетят обратно.
Правда, в России о шуфити знают лишь избранные — гораздо больше, чем у нас, культура “забрасывания кроссовок” развита в США, Канаде, Англии, Австралии, Новой Зеландии, Ирландии и других заграничных странах. За бугром существуют даже целые сообщества, участники которых фотографируют шуфити по всему миру и выкладывают снимки в Интернет.

У нас пока “шуфитистов” немного. Самые активные были замечены в Коптеве и в районе метро “Каширская”. Там с проводов свисало не менее 30 всевозможных пар кед! В основном же на глаза попадаются одинокие ботинки, украшающие кабели московских домов.

Кто первый связал шнурки и зашвырнул кеды высоко в небо — тайна за семью печатями. Тем не менее есть несколько версий происхождения этой традиции, а какую из них принять за основную, поклонники шуфити решают каждый индивидуально. Итак, забрасывают обувь на провода…

…подражатели кинематографу

Столичным метателям кед есть с кого брать пример. Трюк с закидыванием ботинок на провода и деревья пользуется большой популярностью у сценаристов. Самый известный фильм, прославивший шуфити, — “Плутовство, или хвост виляет собакой”. По его сюжету герои развернули пиар-акцию в поддержку солдата, которого забыли в Албании после войны с США, чтобы отвлечь общественность. Для этого по всей стране раскидывали обувь по деревьям и проводам. Еще одна картина, сообщившая миру о странном способе избавиться от обуви, — “Большая рыба” Тима Бартона. Здесь заброшенные на провода над дорогой ботинки и туфли символизировали желание путника остаться навсегда в городе, в который ведет эта дорога. Это еще не все! Подобные сюжетные линии встречаются в фильмах “Как Майк”, “Бунтарка”, “Писатели свободы” и др.

…драгдилеры

Если вы увидите болтающиеся на кабелях кеды где-нибудь в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе, знайте: в ближайшем доме хозяева торгуют наркотиками. По цвету и фасону обуви определяется, чем именно можно поживиться: марихуаной, кокаином или героином. Остается надеяться, что московские драгдилеры не переняли эту традицию, — иначе, получается, приобрести зелье у нас можно на каждом шагу.

…отмучившиеся школьники

Расстаться со старыми добрыми кедами в день выпускного вечера таким креативным способом — это вполне реальная традиция, правда, опять-таки зарубежная. Согласно ей, тинейджеры в ознаменование того, что вступают во взрослую жизнь, забрасывают школьные кеды не деревья. На территории некоторых американских школ начальство даже специально отдает под “растерзание” самое высокое и крепкое дерево. Долго ботинки на них не задерживаются — максимум год, ведь на следующее лето объявятся новые выпускники. Вполне возможно, что некоторые поклонники шуфити в Москве поддержали именно эту традицию. Иначе как объяснить, что чаще всего самые многочисленные скопления кед на проводах находятся недалеко от учебных заведений? На одном из интернет-форумов экс-ученик хвастался, что его “тапки” (скейтерские кеды на плоской подошве) провисели над школьным двором все лето.

…футболисты-неудачники

Если кеды замечены неподалеку от хоккейной “коробки” или футбольного поля — это проказы местных футболистов. Среди некоторых дворовых команд сложился такой ритуал: проигравший в матче закидывает свои кроссовки на провода. А что, вполне приемлемая традиция, есть стимул для того, чтобы играть лучше. Правда, расставание с новенькими кедами, да еще и из-за своих ошибок, — вещь далеко не приятная. И для кошелька тяжко.

…религиозные фанатики

Своеобразные личности встречаются везде. Так, некоторые поклонники шуфити искренне верят в то, что заброшенные на провода кеды могут пригодиться в будущем. Например, в следующей жизни. Согласно поверью, когда человек умирает, рано или поздно его дух возвращается на землю-матушку. Правда ходить он уже будет не по земле, а над землей. Для этого-то ему и понадобятся его ботинки. Кстати, эта версия вполне объясняет то, почему многие кеды висят на проводах в отличном состоянии: кому охота разгуливать в стоптанных кроссовках, даже после смерти? Те, кто считает доводы про загробную жизнь неубедительными, могут воспользоваться другой версией и принести свои кеды в жертву Солнцу. Именно так поступали индейцы много веков назад. Правда, в этом случае ботинки должны быть сношены, а закидывать их нужно на деревья.

* * *

Есть и другие, менее экзотические версии появления шуфити. Например, в некоторых городах бытует мнение, что свисающие с дерева кеды символизируют трагическую смерть их владельца. Иногда ботинки закидывают подростки, для того чтобы показать банде из соседнего двора, где начинается их “территория”. Хулиганы же забрасывают связанные шнурками обувь так, чтобы замкнуло два провода. Тогда получается импровизированный фейерверк. А в Новой Зеландии метание ботинок даже стало ежегодным соревнованием! Как бы то ни было, кеды на проводах давно уже стали странной достопримечательностью Москвы. Жалко только, что не получается увидеть, кто и как их туда забрасывает.

Что чаще всего висит на столичных проводах (по данным МОЭСК):

• предметы одежды и обуви;

• полотенца;

• воздушные шары;

• целлофановые пакеты;

• мягкие игрушки;

• металлические предметы.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Представитель Московской объединенной электросетевой компании Александр ШАПОЧКИН:

— Кеды, висящие на проводах, никакого вреда работе электросетей не приносят. Но перебарщивать не стоит. Это же касается предметов одежды, простыней и различного рода тряпок. То ли дело — токопроводящие предметы, которые тоже часто забрасывают на кабели: провода, куски металла, даже праздничный серпантин. Это может привести не только к короткому замыканию, но и к смертельному исходу. Например, недавно был случай, когда девушка дотронулась до серпантина, одним концом накинутого на провод, а другим касающегося земли. От удара током она погибла на месте. Если вы увидели на проводах опасные предметы, то необходимо выяснить, какая организация отвечает за эту конструкцию, и пожаловаться туда. Или просто подать сигнал сотрудникам Московской объединенной электросетевой компании.

КСТАТИ

Некоторое время назад жители Ростова-на-Дону стали свидетелями удивительной картины. На Казахской улице на проводах линии электропередачи уличного освещения как ни в чем не бывало висел… диван. Оказалось, предмет мебели вылетел из окна многоэтажки во время семейной ссоры. Приземлиться ему помешали натянутые кабели. Какое-то время диван балансировал между небом и землей, пока электрики-аварийщики не выпутали его из плена.



Источник: mk.ru
 отправить ссылку другу   Обсудить на форуме
Британец нашел клад в коробке из-под обуви
На торги аукционного дома Duke's будет выставлен золотой кубок, который предположительно датируется IV-III веками до нашей эры и относится к эпохе персидской династии Ахеменидов. 70-летний британец по имени Джон Веббер обнаружил этот кубок в обувной коробке, доставшейся ему от деда. По предварительной оценке, кубок может стоить полмиллиона фунтов стерлингов (чуть больше миллиона долларов).

Представители Британского музея посоветовали Вебберу отдать кубок на исследование в научный центр ядерных исследований Харуэлл и в Оксфордский университет. Благодаря своим исследованиям физики подтвердили, что сосуд был сделан на Ближнем Востоке и что датировка (IV-III века до нашей эры) соответствует действительности. Однако, тем не менее, еще предстоит окончательно подтвердить подлинность кубка.

Как кубок попал к его деду, Джон Веббер не знает. Известно, что он был торговцем металлоломом. Кстати, в той же обувной коробке хранились римская золотая ложечка, оцененная в 10 тысяч фунтов, и греческая золотая фигурка героя Аякса (2 тысячи фунтов).


Источник: internovosti.ru
 отправить ссылку другу   Обсудить на форуме
Сто сапожников на один ботинок
Над одной парой обуви, каждый по чуть-чуть, трудятся около сотни рабочих. Ошибка одного-двух - и ее не купят. Татьяна Лапина, заместитель директора московской обувной фабрики Ralf Ringer, показала и рассказала "Труду", как трудятся рабочие на каждом участке производства обуви.

Всего на фабрике работают 600 человек, а выпускает она 800 тысяч пар обуви в год. Работа идет с 07.30 до 16.00 с получасовым перерывом на обед и двумя перерывами по десять минут. Рабочих, как и везде, не хватает, поэтому берут всех и обучают на месте. Для того чтобы научиться сносно работать на любом участке, требуется минимум полгода. Чтобы хоть как-то - месяц. Ученики получают 3000 рублей в месяц плюс то, что они заработали сдельно.
СОРТИРОВЩИЦЫ

С них все начинается. Они сортируют расходные материалы: кожу, мех и подкладку, поступившие от поставщиков. Проверяют кожу на толщину и качество, просчитывают, подписывают размер и название модели, на которую она пойдет. При измерении толщины полагается использовать специальный прибор - толщиномер, но опытные работницы могут определить толщину руками. В каждой смене две женщины, им приходится иметь дело со здоровенными тюками кожи- у каждой свой номер заказа. В заказе может быть кожи и на 1000, и на 1200 пар - в зависимости от сезона: летом побольше, зимой поменьше. Кожа тоже различается в зависимости от сезона - на зимних парах она толще.
ПОДГОТОВЩИКИ ДЕТАЛЕЙ НИЗА

На участке рабочие занимаются разными вещами. Одни с помощью машины вырубают стельки из обувного картона, который называется тексон, или из чепрака - это тоже вид кожи. Другие занимаются подошвами - делают их шершавыми, чтобы клей на них лучше держался. Третьи "жлобят", то есть делают желоб для супинатора, четвертые вставляют супинаторы. Всего в смене 7 человек (1-2 на каждом участке). Задача - обработать около 3000 пар в смену.
НАМАЗЧИЦЫ

Берут кисточку, макают ее в банку с клеем и намазывают отшершеванную подошву. Перед тем как намазать, подошву обезжиривают с помощью ацетона или галогена. Среди всех прочих эта специальность на заводе - единственная, которая считается вредной. Намазчицы получают дополнительные два дня к отпуску и незначительную денежную компенсацию. "Она такая маленькая, что лучше ее не называть", - сказали нам на фабрике. Работают здесь женщины - считается, что это не мужское занятие. В смену выходят по пять человек, каждой необходимо обработать 500-600 пар.
РАСКРОЙЩИЦЫ

Выкраивают из кожи, меха и подкладки детали, из которых будет шиться верх. Для начала они чертят на коже выкройки с помощью лекал и серебряного стержня. Потом на специальном станке вырезают. В дело идет 62-73% кожи в зависимости от модели и квалификации рабочего. Затем у полученных выкроек обрабатываются срезы: они не должны отличаться по цвету от поверхности кожи. В конце концов связанные детали с подписанной моделью и размером складываются в ящики. На один ящик приходится 10 связок - 10 пар.

Всего работают 23 раскройщицы, за смену каждой нужно сделать 120 пар. В зависимости от сложности модели им приходится выкраивать от 16 до 32 деталей на пару. За работой раскройщиц следят девять контролеров - они маркируют дефекты работы мелом и отправляют на доработку, если, конечно, это возможно. На одного контролера приходятся 2-3 раскройщицы - кому как повезет.
РАБОЧИЕ ШВЕЙНОГО УЧАСТКА

Сшивают полученные заготовки в целую заготовку верха. Их в смене больше всего - 200 человек. Они разбиты на группы по 50 работников, сидящих по обе стороны от двухэтажного конвейера. В начале находится пульт, за которым стоит оператор. Он отправляет швеям детали в коробках по верху конвейера. Швея не шьет верх целиком - у каждой своя операция: одна пришивает только подкладку, другая - кант. Закончив, швея отправляет сшитые детали оператору, который переправляет их другой швее. Когда швея свободна, на пульте под ее номером горит лампочка, мол, "свободная касса". Рядом со швеями - место, где в готовый верх вклеивается подносок, который придает носку жесткость. Это один из самых уютных и тихих участков производства: на тумбочках рядом со швеями стоят цветы, на стенах висят календари. Работают в основном женщины, хотя встречаются и мужчины, например пожилой армянин (в Армении сапожничество - мужское дело). Норма - 800 пар в смену.
РАБОТНИКИ ПОШИВОЧНОГО УЧАСТКА

Они собирают все заготовки в готовую обувь и придают ей товарный вид. Это самый ответственный этап. Если при подготовке что-то было сделано плохо, то на пошиве это обязательно вылезет. Здесь уже настоящий конвейер, на каждом этапе которого работают 1-2 рабочих. На одном потоке (всего их три) работает больше 40 человек. Они надевают на колодку сшитый верх, вставляют задник, плавят подносок при температуре 180-200°С. Потом ботинки засовывают в специальную машину, где они проходят обработку горячим паром, чтобы кожа приняла форму колодки. Затем клеят подошву и ставят ботинки в специальный холодильник - без него пришлось бы ждать час, чтобы достать из ботинка колодку.

В конце конвейера обуви придают тот вид, которым она должна привлечь потребителя: маскируют небольшие дефекты, наносят воск, чистят с помощью специальных щеток. В конце линии сидят самые грамотные контролеры, которые осматривают уже готовые пары. Если нареканий нет, то пара уходит упаковщикам, а затем и в розницу, где мы ее и покупаем. С удовольствием или без. Кстати, каждый работник фабрики сам может купить пять пар обуви за сезон со скидкой 40%.
ЗАРПЛАТЫ

6000 рублей

минимальная зарплата рабочего на фабрике.

20 000 рублей

зарплата квалифицированного рабочего.



Источник: trud.ru
 отправить ссылку другу   Обсудить на форуме
Владелец магазина разул воришек
Американец Гейб Фиданк, владелец бакалейной лавки, изобрел оригинальный способ борьбы с магазинными воришками.

По словам торговца, зловредные посетители каждый месяц наносят ему ущерб в тысячу долларов, а полиция практически ничего не делает, чтобы помочь ему в праведной борьбе.

Те воры, которых он ловил за руку и сдавал в полицию, утверждает Фиданк, нередко возвращались в его лавку буквально через несколько часов. И тогда он придумал собственный способ наказания злоумышленников тех, кого схватывал на месте.

«Я ставил их перев выбором. Говорил: «Либо я вызываю копов, либо ты отдаешь мне один свой ботинок», - рассказал владелец магазина.

«Возвращаться за обувью им стыдно, и они больше не заходят. А это значит, не воруют», - добавил он.

Оригинальный метод борьбы с мелкой преступностью, однако, не произвел должного впечатления на местных стражей порядка.

Капитан местной полиции объяснил Фиданку, что подобное наказание вполне подпадает под юридическое определение грабежа, то есть «тянет» на уголовную статью, тогда как кража из магазина - всего лишь административное правонарушение.

Владелец лавки неохотно, но все же принял к сведению предупреждение властей - и заодно согласился вернуть ботинки, конфискованные у их владельцев. В том случае, если сумеет их отыскать.



Источник: vz.ru
 отправить ссылку другу   Обсудить на форуме
[ 1 ][ 2 ][ 3 ][ 4 ][ 5 ][ 6 ][ 7 ][ 8 ][ 9 ][ 10 ][ 11 ][ 12 ][ 13 ][ 14 ][ 15 ]




Баннерная реклама | Текстовая реклама | Мини сайт компании | Как стать поставщиком | О проекте | Контакты
Создание сайта - Perfect-Design.ru
Made with Inlab Smart Web Builder
© 2007-2009 TOP-LAND.RU, +7 (495) 434-86-57, info@top-land.ru
Женская и мужская обувь, информация для покупателей, каталог производителей и продавцов обуви.